Место силы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Место силы » Практика СЕ » Холодный ядерный синтез


Холодный ядерный синтез

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Никель-водородные реакторы, созданные после публикации отчета об эксперименте в Лугано
А.Г. Пархомов ∗

Аннотация—Дан обзор некоторых из никельводородных реакторов, созданных в России и за рубежом после публикации отчета об эксперименте
в Лугано. Зарегистрировано превышение тепловыделения над потребленной электроэнергией в пределах от 1,2 до 2,7 при температуре около 1200◦C. Продолжительность непрерывной работы с избыточным тепловыделением до 3 суток. Четыре реактора для оценки тепловыделения имели специальные
калориметры.
Во время испытания высокотемпературного теплогенератора Росси в Лугано, продолжавшегося с 24 февраля до 29 марта 2014 г., зарегистрировано превышение тепловыделения над потребленной электроэнергией в 3,2 раза при температуре 1260 ◦C и в 3,6 раза при температуре 1400 ◦C [1], [2]. В отработавшем топливе существенно возросло относительное содержание 6Li и снизилось содержание 7Li. Снизилось содержание всех изотопов никеля, кроме 62Ni. Содержание этого изотопа возросло с 3,6% до 99%. Заметного отличия радиационной обстановки от фоновых показателей не обнаружено.
На основе отчета экспертов, наблюдавших работу реактора, можно предположить, что этот реактор, по сути, запечатанная жаростойким цементом керамическая трубочка, в которой находится порошок никеля с добавкой алюмогидрида лития LiAlH4. Для инициации процесса трубочку необходимо нагреть до температуры 1200 – 1400 ◦C. Исходя из этого предположения, было создано несколько устройств в России и за ее пределами. Краткому описанию некоторых из них посвящена эта статья.

I. Реакторы АП1
Реакторы АП1 – первые устройства, подобные высокотемпературному теплогенератору Росси, в которых было получено избыточное тепловыделение в декабре 2014 г. [3]. Для изготовления реакторов использованы трубки из корундовой керамики длиной 120 мм, наружным диаметром 10 мм и внутренним диаметром 5 мм.
На трубки навиты электронагреватели. Внутри трубок находится 1 г порошка Ni + 10% алюмогидрида лития.
С наружной поверхностью трубок контактируют термопары. Концы трубок запечатаны жаростойким цементом. Таким же цементом покрыта вся поверхность реакторов.
Для измерения выделяющегося тепла использована методика, основанная на количестве выкипающей воды. Реактор находился в закрытом металлическом сосуде. Этот сосуд погружен в воду. Количество выделяющейся теплоты определялось по массе воды, которая подливалась для сохранения ее неизменного уровня, и известной величине теплоты парообразования (2260 кДж/кг). Поправка на потерю тепла через теплоизоляцию рассчитывалась по скорости охлаждения после выключения реактора.
Помимо экспериментов с реакторами, загруженными смесью Ni + LiAlH4, проведены опыты с макетами реактора без топлива. В случаях с макетами реактора, так же как и с реакторами с топливом при температуре ниже 1000◦C, отношение выделившейся тепловой
энергии к поглощенной электроэнергии (COP) было близким к 1. Существенное превышение выделившейся тепловой энергии над поглощенной электроэнергией (до 2,7 раз) наблюдалось только у реакторов с топливом при температурах около 1100◦C и выше. Уровень ионизирующих излучений во время работы реактора заметно не превышал фоновые показатели. Плотность потока нейтронов была не выше 0,2 нейтр/см2 ·с.

Продолжительность работы реакторов серии АП1 в режиме выделения избыточной энергии не превышала 90 минут. Кратковременность работы реакторов
связана с разрушениями, вызываемыми локальными перегревами и перегоранием нагревателей.

II. Проект Dog Bone
Одновременно с испытаниями реакторов АП1 шла работа в коллаборации Martin Fleischmann Memorial Project (MFMP) во главе с Робертом Гринье [4]. В
одном из сделанных реакторов топливо (565 мг Ni + 105 мг LiAlH4) находилось в герметичной корундовой трубке длиной 250 мм и внутренним диаметром 3,8 мм.
Нагреватель из карбида кремния находился снаружи.
Во время испытания этот реактор взорвался при температуре около 1050 ◦C. Причиной неудачи был слишком быстрый нагрев и избыточное содержание в топливе алюмогидрида лития.

III. Проект GlowStick
После неудачи с проектом “Dog Bone” MFMP взял за основу реактор GlowStick, разработанный Аланом Голдуотером [5] . Реактор состоит из керамической
трубки, на которой размещены два одинаковых соединенных последовательно электронагревателя. Один из них греет топливную смесь (Ni 300 мг +LiAlH4 30 мг), а другой нагревает пустой участок трубки. При наличии избыточного тепловыделения температура части реактора с топливом должна быть больше температуры части без топлива.
Во время запусков первых двух реакторов GlowStick избыточное тепловыделение не было обнаружено. Третий реактор работал 28 - 30 мая 2015 г. При температуре на поверхности реактора больше 600◦C (около 1000◦C внутри ячеек) температура ячейки с топливом
была существенно выше (до 80◦C) температуры пустой ячейки. В таком режиме реактор проработал около 30 часов при средней избыточной мощности 160 Вт, выработав 4,8 кВт-час (17 МДж) избыточной энергии.

IV. Реактор АП2
Этот реактор работал 16-20 и 21-22 марта [6]. Трубка реактора имела внутренний диаметр 5 мм и наружный диаметр 10 мм. Длина трубки 29 см, причем нагревалась только центральная часть (7 см). Нагреватель выполнен из сплава Х23Ю5Т (фехраль). Концы трубки закрыты герметиком на основе эпоксидной смолы.
Топливная смесь (640 мг Ni + 60 мг LiAlH4) находилась в контейнере из тонкой нержавеющей стали.
Для вытеснения из трубки реактора лишнего воздуха в трубку вставлены керамические вкладыши. Манометр с пределом измерения 25 бар соединен с реактором тонкой трубочкой из нержавеющей стали.
Электронагреватель подключен к электросети через тиристорный регулятор. Для измерения потребляемой электроэнергии использован электронный электросчетчик, позволяющий регистрировать компьютером информацию о потребляемой электроэнергии. Для контроля температуры реактора использована термопара хромель-алюмель, спай которой размещен на поверхности реакторной трубки в середине зоны нагрева.
Сигнал с термопары использовался для регулировки подаваемой на электронагреватель мощности таким образом, чтобы поддерживалась заданная температура.
Определение количества производимой теплоты было сделано на основе сопоставления параметров реактора, содержащего топливную смесь и реактора без топливной смеси.
Температура 1200◦C на поверхности трубки реактора была достигнута за 12 часов в результате постепенного увеличения мощности электронагревателя до 630 Вт.
После этого приблизительно за 1 час требующаяся для поддержания температуры 1200◦C мощность снизилась до 330 Вт. На протяжении почти 3 суток мощность электронагревателя, при которой температура на поверхности трубки реактора была 1200◦C, лежала в пределах 300 - 400 Вт. Мощность тепловыделения превышала потребляемую электронагревателем, в среднем, в 2,4 раза. Работа реактора прервалась из-за перегорания нагревателя.
Давление внутри трубки при температуре около 180◦C быстро возросло до 5 бар. При дальнейшем нагреве давление постепенно снижалось и при темпе-
ратуре больше 900◦C стало меньше атмосферного.
При работе со вторым нагревателем температура 1200◦C поддерживалась при мощности электронагрева от 500 до 700 Вт. Мощность тепловыделения пре-
вышала потребляемую электронагревателем в 1,3-1,7 раза.
Всего за 4 суток работы реактора сверх затраченной электроэнергии произведено более 40 кВт-час или 150
МДж.

V. Эксперимент Брайана Албистона (Brian Albiston)
Реактор сделан на основе корундовой трубки длиной 30 см, наружным диаметром 12,6 мм и внутренним диаметром 6,3 мм [7]. В центральной части находилось топливо (1,2 г. никеля + 0,12 г алюмогидрида лития).
Для нагрева использован промышленный нагреватель фирмы Watlow, питаемый из электросети через трансформатор. Избыточное тепловыделение удалось зарегистрировать 11-12 апреля 2015 г после трех неудачных попыток. В начале многочасового нагрева трубки с топливной смесью наружная температура превышала температуру топлива. Начиная с температуры 1000◦C разрыв начал сокращаться, а затем температура скачкообразно возросла более чем на 100◦C, превзойдя наружную. Потребляемая электронагревателем мощность снизилась. Это указывает на генерацию тепла
внутри реактора. Такое состояние продолжалось около 10 часов, после чего началось снижение сигнала с центральной термопары, связанное, вероятно, с ее разрушением.
Давление в реакторной трубке при температуре около 200◦C быстро возросло до 6 бар. В дальнейшем давление постепенно снизилось до 2 бар и сохранялось таким до конца эксперимента.

VI. Эксперимент Дениса Василенко
Эксперимент заключался в одновременном нагреве одинаковой мощностью двух реакторов, один из которых содержал смесь 500 мг порошка никеля с
50 мг алюмогидрида лития, а другой был пустой [8]. Для изготовления реакторов были использованы керамические трубки и втулки, жаростойкий цемент
и нагреватель из провода “кантал”. Нагреватель питался от электросети с использованием тиристорного регулятора.
Работа реактора при температуре больше 1000◦C продолжалась около 6 часов 24-26 мая 2015 г. и прекратилась в результате перегорания электронагревателя реактора с топливом. Сильное разрушение цемента в центральной части трубки с топливом и перегорание канталовой спирали указывают на значительное превышение тепловыделения по сравнению с пустым реактором, где спираль осталась целой и цемент хорошо сохранился, хотя материал, размеры трубки, и мощность электронагрева обоих реакторов были одинаковыми.

VII. Эксперименты Евгения Буряка (ВНИИЭФ г. Саров)
Эксперименты проходили в марте-мае 2015 г [9]. Топливо (500 мг Ni + 50 мг LiAlH4) находилось в контейнере из нержавеющей стали, помещенном в кварцевую ампулу. Нихромовый нагреватель питался импульсами длительностью 0,76 мс, мощность регулировалась частотой импульсов. Определение выделяющегося тепла осуществлялось путем измерения массы испарившейся воды. Нагрев со скоростью 0,02◦C/сек происходил до достижения температуры 1000 или 1200◦C, далее около часа температура удерживалась стабильной.
Измерения показали, что при температуре 1000◦C мощность избыточного тепловыделения была 42 Вт (COP=1,21), при температуре 1200 ◦C избыточная
мощность 83 Вт (COP=1,25).
Давление внутри реактора быстро увеличилось до 7 бар, когда температура достигла 200◦C. После этого давление медленно возрастало и к концу опытов
достигало 8-9 бар.

VIII. Теплогенератор И.Степанова (МГУ), Ю.Малахова и Нгуен Куок Ши (МЭИ)
Основным элементом теплового генератора является керамическая трубка длиной 160 мм, внутренний диаметр 4 мм, внешний – 6 мм, внутренний объем которой заполнен топливом (смесь порошка никеля массой 0,9 г и алюмогидрида лития 0,1 г) [10]. Один из концов трубки герметично закупорен термостойким цементом, а на другом конце установлена хромель-алюмелевая термопара, зафиксированная таким же цементом. На внешней стороне тепловой ячейки в ее средней части расположена вторая термопара. Эта трубка устанавливалась внутри нагревателя - керамической трубки,
по внешней поверхности которой намотан фехралевый провод, покрытый жаростойким цементом.
Для определения выделяющегося тепла использован проточный калориметр. Для стабилизации скорости протока воды применялся демпфирующий бак. Измерялись расход воды и температура воды на входе и выходе калориметра, что позволило определять мощность тепловыделения в реакторе.
После четырех попыток запуска, завершавшихся быстрым разрушением ячейки из-за неконтролируемого перегрева, 19 июня 2015 г. в результате медленного нагрева (9 часов) удалось добиться устойчивой работы с выделением избыточной энергии. При температуре ниже 1000◦C температуры внутри и снаружи реактора были примерно одинаковые. При более высокой температуре температура внутри стала больше, чем снаружи, что указывает на наличие дополнительного тепловыделения.
Работа с избыточным тепловыделением продолжалась более часа при температуре около 1100◦C. Калориметрия показала, что выделялось 2100 Вт тепла
при подводимой электрической мощности около 850 Вт (COP=2,5).
На внешнем корпусе установки и на продолжении оси калориметра были установлены пять плоских кассет с рентгеновской фотопленкой. Продолжительность экспонирования составила почти 12 часов.
После проявления пленок каких-либо воздействий на фотоэмульсионный слой не обнаружено.

IX. Эксперимент группы исследователей из Москвы LenzandCoLab@gmail.com
Топливо (1 г предварительно наводороженного никеля + 0,3 г Ni марки ПНК-ОТ2 + 0,07 г LiAlH4 ) находилось в трубке из нержавеющей стали длиной 70
мм с внешним диаметром 8 мм и внутренним 4 мм [9]. В качестве пробок использованы винты М5, заваренные лазером. Термопарные провода приварены к середине трубки. Другая термопара измеряла температуру торца трубки. Нагреватель был изготовлен из фехралевого провода, навитого на керамическую трубку.
Нагрев до максимально заданной температуры 1350◦C продолжался более 8 часов. Через час после достижения этой температуры мощность нагревателя
стала снижаться, а температура реактора расти. В последние минуты работы реактора произошел скачок температуры выше предела измерения (1370◦C),
в результате чего перегорела термопара, произошло разрушение реактора и нагревателя.

X. Эксперимент в Институте атомной энергии, Бейджинг, Китай Songsheng Jiang , Ni-H Research Group China Institute of Atomic Energy, Beijing, China
Топливо (Ni + 10% LiAlH4 ) массой 20 г находилось в ячейке из никеля, размещенной в камере из нержавеющей стали [11]. Нагреватель выполнен из нихромового провода, намотанного на керамическую трубку. Он питался от стабилизированного источника постоянного тока. Нагреватель окружен теплоизоляцией из MgO.
Температура измерялась тремя термопарами. Одна из них находилась на поверхности камеры, другая на поверхности реакторной ячейки, третья контактировала с топливом.
Эксперимент продолжался 96 часов 4-8 мая 2015 г. В начале эксперимента камера была вакуумирована, затем был включен постепенный нагрев. В результате разложения LiAlH4 при температуре 150-300◦C давление возросло до 4 бар. В дальнейшем давление на протяжении 18 часов было ниже атмосферного.
На следующий день, когда температура внутри ячейки с топливом достигла 950◦C при мощности нагревателя 900 Вт, температура быстро поднялась настоль-ко, что центральная термопара разрушилась. Температура на поверхности ячейки превысила 1370◦C (предел измерений), и стала намного выше температуры около электронагревателя, что указывает на появление избыточного тепловыделения в реакторной ячейке мощностью не меньше 600 Вт. Избыточная мощность удерживалась около 6 часов. При повторном запуске наблюдался участок самоподдерживающегося режима
продолжительностью около 10 минут.
Во время аналогичного эксперимента в ноябре 2015 наблюдался участок продолжительностью около 120 минут, когда реактор работал с отключенным внешним подогревом, выделяя около 450 Вт при температуре около 1300◦C [12].

XI. Эксперименты тех же китайских исследователей с никелевым проводом
Отличие этого эксперимента от предыдущего состоит в том, что вместо топливной смеси Ni + LiAlH4 использован никелевый провод диаметром 0,5 мм, на-
мотанный на трубку из нержавеющей стали диаметром 10 мм [13]. Камера реактора наполнена водородом. Температуру измеряли тремя термопарами: на
внешней поверхности реакторной камеры, в контакте с никелевым проводом и внутри трубки. Регулятор питания электронагревателя контролировался сигналом с первой термопары.
В процессе постепенного нагрева после достижения температуры около 900◦C произошел быстрый подъем температуры, причем все три термопары показали температуру выше предела измерений (1000◦C). Аномальный разогрев продолжался около 80 минут. Через два часа после этого произошло возрастание температуры примерно на 3◦C продолжительностью 3,5 часа.
Оценка величины избыточного тепловыделения дает величину 240 Вт (1100 кДж) в первом событии и 5 Вт (64 кДж) во втором событии. Контрольные измерения без никелевого провода не обнаружили никакого аномального тепловыделения. После эксперимента было обнаружено повреждение никелевого провода. Исследования на электронном сканирующем микроскопе показали сильные изменения на поверхности провода.

XII. Эксперимент Андрея Хрищановича
Спираль из никелевого провода, навитого на керамическую трубку, находилась в трубе из кварца [14].
Кварцевая труба помещена в сосуд с проточной водой. Тепловыделение определялось путем измерения расхода воды и разности температур на входе и выходе сосуда. Сравнивалось тепловыделение в реакторе, наполненном водородом, с тепловыделением в реакторе, наполненном воздухом при одинаковой мощности нагрева никелевой спирали электрическим током.
Обнаружено, что при давлении водорода 1 бар тепловыделение в реакторе, наполненном водородом, больше тепловыделения в реакторе с воздухом в 1,5 раза, а при давлении до 5 бар в 2-2,5 раза.

XIII. Эксперимент Джеффа Морриса
В этом эксперименте тоже использована спираль из никелевого провода, помещенная в кварцевую трубку [15]. В отличие от многих других экспериментов, водород имел низкое давление – 5 торр. Заметное поглощение водорода зарегистрировано даже при комнатной температуре. Во время нагревов до температур 312, 398 и 498 ◦C счетчик Гейгера зарегистрировал многократное увеличение скорости счета по сравнению с фоновой. После выключения нагрева на протяжении часа происходило постепенное возвращение скорости счета к фоновому значению.

XIV. Эксперимент в РГП ИЯФ, Казахстан (А.Н. Озерной, М.Ф. Верещак, И.А. Манакова, И.В. Хромушин)
Эксперимент заключался в измерении разности температур между двумя контейнерами из нержавеющей стали одинаковой массы и формы [16]. В один из них было помещено топливо (порошок Ni + 10% LiAlH4), а другой оставался пустым. Контейнер с топливом был герметизирован электронно-лучевой сваркой. Контейнеры были помещены в программируемую вакуумную печь.
Проведено контрольное испытание системы с двумя пустыми контейнерами. Разность температур оказалась нулевой во всем диапазоне изменения окружающей температуры от 20 до 1200◦C. После этого был проведен эксперимент с контейнером, загруженным топливом, и пустым контейнерам. В течение четырех часов температуру линейно поднимали от комнатной до 1200◦C. Затем последовала часовая выдержка при этой температуре, после чего печь была выключена и стала остывать без принудительного охлаждения. При наборе температуры наблюдался рост разности температур контейнеров. В момент выхода на заданную температуру обнаружился небольшой спад, но затем, хотя температура печи упала с 1200 до 600◦C, величина разности температур уменьшилась лишь на 10%.
По измеренной разности температур двух контейнеров, используя закон Стефана-Больцмана, с учетом степени черноты материала контейнера, было найдено, что контейнер при величине разности температур в 25◦C и температуре окружающей среды 1200◦C излучал около 21 Вт тепловой мощности. Продолжительность теста была ограничена 100 часами. Все это время разность температур была около 25◦C. Согласно расчетам, за период испытаний контейнер с топливом выработал свыше 2 кВт·час тепловой энергии.

XV. Эксперименты В.Н. Зателепина и Д.С. Баранова, лаборатория “ИНЛИС”
Испытано несколько никель-водородных реакторов в разных температурных режимах при воздействиях высокочастотным электрическим разрядом и высокочастотными акустическими колебаниями [17]. Помимо электрического нагрева, испытан нагрев пламенем газовой горелки. Сделан вывод о том, что для инициации реакции с избыточным тепловыделением необходим градиент температуры.
Исследовано поведение реакторов с выключенным внешним нагревом. Обнаружено, что при определенных условиях в никель-водородных системах возможно аномально быстрое понижение температуры.

XVI. Выводы

• В качестве топлива обычно использовалась смесь порошка никеля и алюмогидрида лития, образующего после разложения водород. Масса топлива около 1 г. Исключение - первый китайский эксперимент (20 г).
• Во втором китайском эксперименте, а также в эксперименте Хрищановича и Джеффа Морриса использован провод из никеля в атмосфере водорода.
• Обычно топливо находилось в контейнере из тонкой нержавеющей стали или никеля, размещаемом в герметичной трубке из керамики на основе корунда. Кроме того, проведены эксперименты с использованием вместо керамики кварца и нержавеющей стали.
• Электронагреватели изготавливались на основе провода из фехраля (кантала) или нихрома. Такие нагреватели не способны обеспечить продолжительную работу реакторов. Для питания нагревателей использовался переменный, постоянный или импульсный ток.
• Во всех экспериментах, кроме китайского и экспериментов Хрищановича и Джеффа Морриса, не было предварительного вакуумирования. Давление в реакторе обычно не поднималось выше нескольких бар при температуре 180-200◦C и при дальнейшем нагреве сохранялось на этом уровне или снижалось.
• В большинстве экспериментов использованы контроллеры, поддерживающие задаваемую температуру. Нагрев до рабочей температуры осуществлялся на протяжении нескольких часов.
• Четыре эксперимента для оценки тепловыделения имели специальные калориметры. В остальных экспериментах для оценки тепловыделения
применялась методика сопоставления реакторов с топливом и без топлива. Превышение тепловыделения над потребленной электроэнергией лежало в пределах от 1,2 до 2,7.
• Прекращение работы реакторов происходило либо из-за их разрушения, либо по причине завершения рабочего дня там, где была невозможна круглосуточная работа.
• Повышение уровня радиации замечено лишь в
экспериментах Джеффа Морриса.

http://www.unconv-science.org/pdf/IJUS-v11-2016.pdf

+1

2

Интересная злободневная тема! Стоило бы немного добавить о самом принципе. Я интересуюсь холодным ядерным синтезом давно. Из статей которые я прочёл, вырисовываются некоторые "похожести")). Например, всегда присутствует водород или вода. А что такое ион водорода? Это почти протон!)) А что такое протон? Это частица которая хорошо и удобно туннелируется! Конечно меня можно закидать помидорами и предать анафеме как дилетанта, но почитайте сами (ион водорода, туннелирование протона), возникают некоторые аналогии))

0

3

KARLOS написал(а):

Интересная злободневная тема! Стоило бы немного добавить о самом принципе. Я интересуюсь холодным ядерным синтезом давно. Из статей которые я прочёл, вырисовываются некоторые "похожести")). Например, всегда присутствует водород или вода. А что такое ион водорода? Это почти протон!)) А что такое протон? Это частица которая хорошо и удобно туннелируется! Конечно меня можно закидать помидорами и предать анафеме как дилетанта, но почитайте сами (ион водорода, туннелирование протона), возникают некоторые аналогии))


Вместо, холодный ядерный синтез. Более правильно, использовать сочетание, экзотермические ядерные реакции.

Атом водорода (H) представляет ядро из 1 протона и вокруг него 1 распределенный электрон. Если отнять путём ионизации электрон то останется протон подобный положительно заряженному иону. Атомарный водород обладает повышенной реакционной способностью, а протон ещё большей. По сравнению с газообразным водородом (H2).

KARLOS, да вас хвалить можно. За интерес, к темам представляющей практическую ценность.

Более правильно, в данном случае, объяснять не эффектом туннелирования, а флуктуационным локальным всплеском энергии. Который и способствует вероятностному прохождению реакции.

Часть, наиболее практически полезных материалов по теме: экзотермические ядерные реакции.

Источники СЕ или откуда дровишки.
Источники СЕ или откуда дровишки.
Источники СЕ или откуда дровишки.
Источники СЕ или откуда дровишки.
Источники СЕ или откуда дровишки.
Источники СЕ или откуда дровишки.

0

4

Никель-водородные реакторы, созданные после публикации отчета об эксперименте в Лугано
А.Г. Пархомов ∗

Аннотация—Дан обзор некоторых из никельводородных реакторов, созданных в России и за рубежом после публикации отчета об эксперименте в Лугано. Зарегистрировано превышение тепловыделения над потребленной электроэнергией в пределах от 1,2 до 2,7 при температуре около 1200◦C. Продолжительность непрерывной работы с избыточным тепловыделением до 3 суток. Четыре реактора для оценки тепловыделения имели специальные калориметры.
Во время испытания высокотемпературного теплогенератора Росси в Лугано, продолжавшегося с 24 февраля до 29 марта 2014 г., зарегистрировано превышение тепловыделения над потребленной электроэнергией в 3,2 раза при температуре 1260 ◦C и в 3,6 раза при температуре 1400 ◦C [1], [2]. В отработавшем топливе существенно возросло относительное содержание 6Li и снизилось содержание 7Li. Снизилось содержание всех изотопов никеля, кроме 62Ni. Содержание этого изотопа возросло с 3,6% до 99%. Заметного отличия радиационной обстановки от фоновых показателей не обнаружено.
На основе отчета экспертов, наблюдавших работу реактора, можно предположить, что этот реактор, по сути, запечатанная жаростойким цементом керамическая трубочка, в которой находится порошок никеля с добавкой алюмогидрида лития LiAlH4. Для инициации процесса трубочку необходимо нагреть до температуры 1200 – 1400 ◦C. Исходя из этого предположения, было создано несколько устройств в России и за ее пределами. Краткому описанию некоторых из них посвящена эта статья.

I. Реакторы АП1
Реакторы АП1 – первые устройства, подобные высокотемпературному теплогенератору Росси, в которых было получено избыточное тепловыделение в декабре 2014 г. [3]. Для изготовления реакторов использованы трубки из корундовой керамики длиной 120 мм, наружным диаметром 10 мм и внутренним диаметром 5 мм.
На трубки навиты электронагреватели. Внутри трубок находится 1 г порошка Ni + 10% алюмогидрида лития.
С наружной поверхностью трубок контактируют термопары. Концы трубок запечатаны жаростойким цементом. Таким же цементом покрыта вся поверхность реакторов.
Для измерения выделяющегося тепла использована методика, основанная на количестве выкипающей воды. Реактор находился в закрытом металлическом сосуде. Этот сосуд погружен в воду. Количество выделяющейся теплоты определялось по массе воды, которая подливалась для сохранения ее неизменного уровня, и известной величине теплоты парообразования (2260 кДж/кг). Поправка на потерю тепла через теплоизоляцию рассчитывалась по скорости охлаждения после выключения реактора.
Помимо экспериментов с реакторами, загруженными смесью Ni + LiAlH4, проведены опыты с макетами реактора без топлива. В случаях с макетами реактора, так же как и с реакторами с топливом при температуре ниже 1000◦C, отношение выделившейся тепловой энергии к поглощенной электроэнергии (COP) было близким к 1. Существенное превышение выделившейся тепловой энергии над поглощенной электроэнергией (до 2,7 раз) наблюдалось только у реакторов с топливом при температурах около 1100◦C и выше. Уровень ионизирующих излучений во время работы реактора заметно не превышал фоновые показатели. Плотность потока нейтронов была не выше 0,2 нейтр/см2 ·с.
Продолжительность работы реакторов серии АП1 в режиме выделения избыточной энергии не превышала 90 минут. Кратковременность работы реакторов связана с разрушениями, вызываемыми локальными перегревами и перегоранием нагревателей.

II. Проект Dog Bone
Одновременно с испытаниями реакторов АП1 шла работа в коллаборации Martin Fleischmann Memorial Project (MFMP) во главе с Робертом Гринье [4]. В
одном из сделанных реакторов топливо (565 мг Ni + 105 мг LiAlH4) находилось в герметичной корундовой трубке длиной 250 мм и внутренним диаметром 3,8 мм.
Нагреватель из карбида кремния находился снаружи.
Во время испытания этот реактор взорвался при температуре около 1050 ◦C. Причиной неудачи был слишком быстрый нагрев и избыточное содержание в топливе алюмогидрида лития.

III. Проект GlowStick
После неудачи с проектом “Dog Bone” MFMP взял за основу реактор GlowStick, разработанный Аланом Голдуотером [5] . Реактор состоит из керамической трубки, на которой размещены два одинаковых соединенных последовательно электронагревателя. Один из них греет топливную смесь (Ni 300 мг +LiAlH4 30 мг), а другой нагревает пустой участок трубки. При наличии избыточного тепловыделения температура части реактора с топливом должна быть больше температуры части без топлива.
Во время запусков первых двух реакторов GlowStick избыточное тепловыделение не было обнаружено. Третий реактор работал 28 - 30 мая 2015 г. При температуре на поверхности реактора больше 600◦C (около 1000◦C внутри ячеек) температура ячейки с топливом была существенно выше (до 80◦C) температуры пустой ячейки. В таком режиме реактор проработал около 30 часов при средней избыточной мощности 160 Вт, выработав 4,8 кВт-час (17 МДж) избыточной энергии.

IV. Реактор АП2
Этот реактор работал 16-20 и 21-22 марта [6]. Трубка реактора имела внутренний диаметр 5 мм и наружный диаметр 10 мм. Длина трубки 29 см, причем нагревалась только центральная часть (7 см). Нагреватель выполнен из сплава Х23Ю5Т (фехраль). Концы трубки закрыты герметиком на основе эпоксидной смолы.
Топливная смесь (640 мг Ni + 60 мг LiAlH4) находилась в контейнере из тонкой нержавеющей стали.
Для вытеснения из трубки реактора лишнего воздуха в трубку вставлены керамические вкладыши. Манометр с пределом измерения 25 бар соединен с реактором тонкой трубочкой из нержавеющей стали.
Электронагреватель подключен к электросети через тиристорный регулятор. Для измерения потребляемой электроэнергии использован электронный электросчетчик, позволяющий регистрировать компьютером информацию о потребляемой электроэнергии. Для контроля температуры реактора использована термопара хромель-алюмель, спай которой размещен на поверхности реакторной трубки в середине зоны нагрева.
Сигнал с термопары использовался для регулировки подаваемой на электронагреватель мощности таким образом, чтобы поддерживалась заданная температура.
Определение количества производимой теплоты было сделано на основе сопоставления параметров реактора, содержащего топливную смесь и реактора без топливной смеси.
Температура 1200◦C на поверхности трубки реактора была достигнута за 12 часов в результате постепенного увеличения мощности электронагревателя до 630 Вт.
После этого приблизительно за 1 час требующаяся для поддержания температуры 1200◦C мощность снизилась до 330 Вт. На протяжении почти 3 суток мощность электронагревателя, при которой температура на поверхности трубки реактора была 1200◦C, лежала в пределах 300 - 400 Вт. Мощность тепловыделения превышала потребляемую электронагревателем, в среднем, в 2,4 раза. Работа реактора прервалась из-за перегорания нагревателя.
Давление внутри трубки при температуре около 180◦C быстро возросло до 5 бар. При дальнейшем нагреве давление постепенно снижалось и при температуре больше 900◦C стало меньше атмосферного.
При работе со вторым нагревателем температура 1200◦C поддерживалась при мощности электронагрева от 500 до 700 Вт. Мощность тепловыделения превышала потребляемую электронагревателем в 1,3-1,7 раза.
Всего за 4 суток работы реактора сверх затраченной электроэнергии произведено более 40 кВт-час или 150
МДж.

V. Эксперимент Брайана Албистона (Brian Albiston)
Реактор сделан на основе корундовой трубки длиной 30 см, наружным диаметром 12,6 мм и внутренним диаметром 6,3 мм [7]. В центральной части находилось топливо (1,2 г. никеля + 0,12 г алюмогидрида лития).
Для нагрева использован промышленный нагреватель фирмы Watlow, питаемый из электросети через трансформатор. Избыточное тепловыделение удалось зарегистрировать 11-12 апреля 2015 г после трех неудачных попыток. В начале многочасового нагрева трубки с топливной смесью наружная температура превышала температуру топлива. Начиная с температуры 1000◦C разрыв начал сокращаться, а затем температура скачкообразно возросла более чем на 100◦C, превзойдя наружную. Потребляемая электронагревателем мощность снизилась. Это указывает на генерацию тепла
внутри реактора. Такое состояние продолжалось около 10 часов, после чего началось снижение сигнала с центральной термопары, связанное, вероятно, с ее разрушением.
Давление в реакторной трубке при температуре около 200◦C быстро возросло до 6 бар. В дальнейшем давление постепенно снизилось до 2 бар и сохранялось таким до конца эксперимента.

VI. Эксперимент Дениса Василенко
Эксперимент заключался в одновременном нагреве одинаковой мощностью двух реакторов, один из которых содержал смесь 500 мг порошка никеля с 50 мг алюмогидрида лития, а другой был пустой [8]. Для изготовления реакторов были использованы керамические трубки и втулки, жаростойкий цемент и нагреватель из провода “кантал”. Нагреватель питался от электросети с использованием тиристорного регулятора.
Работа реактора при температуре больше 1000◦C продолжалась около 6 часов 24-26 мая 2015 г. и прекратилась в результате перегорания электронагревателя реактора с топливом. Сильное разрушение цемента в центральной части трубки с топливом и перегорание канталовой спирали указывают на значительное превышение тепловыделения по сравнению с пустым реактором, где спираль осталась целой и цемент хорошо сохранился, хотя материал, размеры трубки, и мощность электронагрева обоих реакторов были одинаковыми.

VII. Эксперименты Евгения Буряка (ВНИИЭФ г. Саров)
Эксперименты проходили в марте-мае 2015 г [9]. Топливо (500 мг Ni + 50 мг LiAlH4) находилось в контейнере из нержавеющей стали, помещенном в кварцевую ампулу. Нихромовый нагреватель питался импульсами длительностью 0,76 мс, мощность регулировалась частотой импульсов. Определение выделяющегося тепла осуществлялось путем измерения массы испарившейся воды. Нагрев со скоростью 0,02◦C/сек происходил до достижения температуры 1000 или 1200◦C, далее около часа температура удерживалась стабильной.
Измерения показали, что при температуре 1000◦C мощность избыточного тепловыделения была 42 Вт (COP=1,21), при температуре 1200 ◦C избыточная мощность 83 Вт (COP=1,25).
Давление внутри реактора быстро увеличилось до 7 бар, когда температура достигла 200◦C. После этого давление медленно возрастало и к концу опытов достигало 8-9 бар.

VIII. Теплогенератор И.Степанова (МГУ), Ю.Малахова и Нгуен Куок Ши (МЭИ)
Основным элементом теплового генератора является керамическая трубка длиной 160 мм, внутренний диаметр 4 мм, внешний – 6 мм, внутренний объем которой заполнен топливом (смесь порошка никеля массой 0,9 г и алюмогидрида лития 0,1 г) [10]. Один из концов трубки герметично закупорен термостойким цементом, а на другом конце установлена хромель-алюмелевая термопара, зафиксированная таким же цементом. На внешней стороне тепловой ячейки в ее средней части расположена вторая термопара. Эта трубка устанавливалась внутри нагревателя - керамической трубки, по внешней поверхности которой намотан фехралевый провод, покрытый жаростойким цементом.
Для определения выделяющегося тепла использован проточный калориметр. Для стабилизации скорости протока воды применялся демпфирующий бак. Измерялись расход воды и температура воды на входе и выходе калориметра, что позволило определять мощность тепловыделения в реакторе.
После четырех попыток запуска, завершавшихся быстрым разрушением ячейки из-за неконтролируемого перегрева, 19 июня 2015 г. в результате медленного нагрева (9 часов) удалось добиться устойчивой работы с выделением избыточной энергии. При температуре ниже 1000◦C температуры внутри и снаружи реактора были примерно одинаковые. При более высокой температуре температура внутри стала больше, чем снаружи, что указывает на наличие дополнительного тепловыделения.
Работа с избыточным тепловыделением продолжалась более часа при температуре около 1100◦C. Калориметрия показала, что выделялось 2100 Вт тепла при подводимой электрической мощности около 850 Вт (COP=2,5).
На внешнем корпусе установки и на продолжении оси калориметра были установлены пять плоских кассет с рентгеновской фотопленкой. Продолжительность экспонирования составила почти 12 часов.
После проявления пленок каких-либо воздействий на фотоэмульсионный слой не обнаружено.

IX. Эксперимент группы исследователей из Москвы LenzandCoLab@gmail.com
Топливо (1 г предварительно наводороженного никеля + 0,3 г Ni марки ПНК-ОТ2 + 0,07 г LiAlH4 ) находилось в трубке из нержавеющей стали длиной 70 мм с внешним диаметром 8 мм и внутренним 4 мм [9]. В качестве пробок использованы винты М5, заваренные лазером. Термопарные провода приварены к середине трубки. Другая термопара измеряла температуру торца трубки. Нагреватель был изготовлен из фехралевого провода, навитого на керамическую трубку.
Нагрев до максимально заданной температуры 1350◦C продолжался более 8 часов. Через час после достижения этой температуры мощность нагревателя стала снижаться, а температура реактора расти. В последние минуты работы реактора произошел скачок температуры выше предела измерения (1370◦C),
в результате чего перегорела термопара, произошло разрушение реактора и нагревателя.

X. Эксперимент в Институте атомной энергии, Бейджинг, Китай Songsheng Jiang , Ni-H Research Group China Institute of Atomic Energy, Beijing, China
Топливо (Ni + 10% LiAlH4 ) массой 20 г находилось в ячейке из никеля, размещенной в камере из нержавеющей стали [11]. Нагреватель выполнен из нихромового провода, намотанного на керамическую трубку. Он питался от стабилизированного источника постоянного тока. Нагреватель окружен теплоизоляцией из MgO.
Температура измерялась тремя термопарами. Одна из них находилась на поверхности камеры, другая на поверхности реакторной ячейки, третья контактировала с топливом.
Эксперимент продолжался 96 часов 4-8 мая 2015 г. В начале эксперимента камера была вакуумирована, затем был включен постепенный нагрев. В результате разложения LiAlH4 при температуре 150-300◦C давление возросло до 4 бар. В дальнейшем давление на протяжении 18 часов было ниже атмосферного.
На следующий день, когда температура внутри ячейки с топливом достигла 950◦C при мощности нагревателя 900 Вт, температура быстро поднялась настоль-ко, что центральная термопара разрушилась. Температура на поверхности ячейки превысила 1370◦C (предел измерений), и стала намного выше температуры около электронагревателя, что указывает на появление избыточного тепловыделения в реакторной ячейке мощностью не меньше 600 Вт. Избыточная мощность удерживалась около 6 часов. При повторном запуске наблюдался участок самоподдерживающегося режима
продолжительностью около 10 минут.
Во время аналогичного эксперимента в ноябре 2015 наблюдался участок продолжительностью около 120 минут, когда реактор работал с отключенным внешним подогревом, выделяя около 450 Вт при температуре около 1300◦C [12].

XI. Эксперименты тех же китайских исследователей с никелевым проводом
Отличие этого эксперимента от предыдущего состоит в том, что вместо топливной смеси Ni + LiAlH4 использован никелевый провод диаметром 0,5 мм, намотанный на трубку из нержавеющей стали диаметром 10 мм [13]. Камера реактора наполнена водородом. Температуру измеряли тремя термопарами: на внешней поверхности реакторной камеры, в контакте с никелевым проводом и внутри трубки. Регулятор питания электронагревателя контролировался сигналом с первой термопары.
В процессе постепенного нагрева после достижения температуры около 900◦C произошел быстрый подъем температуры, причем все три термопары показали температуру выше предела измерений (1000◦C). Аномальный разогрев продолжался около 80 минут. Через два часа после этого произошло возрастание температуры примерно на 3◦C продолжительностью 3,5 часа.
Оценка величины избыточного тепловыделения дает величину 240 Вт (1100 кДж) в первом событии и 5 Вт (64 кДж) во втором событии. Контрольные измерения без никелевого провода не обнаружили никакого аномального тепловыделения. После эксперимента было обнаружено повреждение никелевого провода. Исследования на электронном сканирующем микроскопе показали сильные изменения на поверхности провода.

XII. Эксперимент Андрея Хрищановича
Спираль из никелевого провода, навитого на керамическую трубку, находилась в трубе из кварца [14].
Кварцевая труба помещена в сосуд с проточной водой. Тепловыделение определялось путем измерения расхода воды и разности температур на входе и выходе сосуда. Сравнивалось тепловыделение в реакторе, наполненном водородом, с тепловыделением в реакторе, наполненном воздухом при одинаковой мощности нагрева никелевой спирали электрическим током.
Обнаружено, что при давлении водорода 1 бар тепловыделение в реакторе, наполненном водородом, больше тепловыделения в реакторе с воздухом в 1,5 раза, а при давлении до 5 бар в 2-2,5 раза.

XIII. Эксперимент Джеффа Морриса
В этом эксперименте тоже использована спираль из никелевого провода, помещенная в кварцевую трубку [15]. В отличие от многих других экспериментов, водород имел низкое давление – 5 торр. Заметное поглощение водорода зарегистрировано даже при комнатной температуре. Во время нагревов до температур 312, 398 и 498 ◦C счетчик Гейгера зарегистрировал многократное увеличение скорости счета по сравнению с фоновой. После выключения нагрева на протяжении часа происходило постепенное возвращение скорости счета к фоновому значению.

XIV. Эксперимент в РГП ИЯФ, Казахстан (А.Н. Озерной, М.Ф. Верещак, И.А. Манакова, И.В. Хромушин)
Эксперимент заключался в измерении разности температур между двумя контейнерами из нержавеющей стали одинаковой массы и формы [16]. В один из них было помещено топливо (порошок Ni + 10% LiAlH4), а другой оставался пустым. Контейнер с топливом был герметизирован электронно-лучевой сваркой. Контейнеры были помещены в программируемую вакуумную печь.
Проведено контрольное испытание системы с двумя пустыми контейнерами. Разность температур оказалась нулевой во всем диапазоне изменения окружающей температуры от 20 до 1200◦C. После этого был проведен эксперимент с контейнером, загруженным топливом, и пустым контейнерам. В течение четырех часов температуру линейно поднимали от комнатной до 1200◦C. Затем последовала часовая выдержка при этой температуре, после чего печь была выключена и стала остывать без принудительного охлаждения. При наборе температуры наблюдался рост разности температур контейнеров. В момент выхода на заданную температуру обнаружился небольшой спад, но затем, хотя температура печи упала с 1200 до 600◦C, величина разности температур уменьшилась лишь на 10%.
По измеренной разности температур двух контейнеров, используя закон Стефана-Больцмана, с учетом степени черноты материала контейнера, было найдено, что контейнер при величине разности температур в 25◦C и температуре окружающей среды 1200◦C излучал около 21 Вт тепловой мощности. Продолжительность теста была ограничена 100 часами. Все это время разность температур была около 25◦C. Согласно расчетам, за период испытаний контейнер с топливом выработал свыше 2 кВт·час тепловой энергии.

XV. Эксперименты В.Н. Зателепина и Д.С. Баранова, лаборатория “ИНЛИС”
Испытано несколько никель-водородных реакторов в разных температурных режимах при воздействиях высокочастотным электрическим разрядом и высокочастотными акустическими колебаниями [17]. Помимо электрического нагрева, испытан нагрев пламенем газовой горелки. Сделан вывод о том, что для инициации реакции с избыточным тепловыделением необходим градиент температуры.
Исследовано поведение реакторов с выключенным внешним нагревом. Обнаружено, что при определенных условиях в никель-водородных системах возможно аномально быстрое понижение температуры.

XVI. Выводы

• В качестве топлива обычно использовалась смесь порошка никеля и алюмогидрида лития, образующего после разложения водород. Масса топлива около 1 г. Исключение - первый китайский эксперимент (20 г).
• Во втором китайском эксперименте, а также в эксперименте Хрищановича и Джеффа Морриса использован провод из никеля в атмосфере водорода.
• Обычно топливо находилось в контейнере из тонкой нержавеющей стали или никеля, размещаемом в герметичной трубке из керамики на основе корунда. Кроме того, проведены эксперименты с использованием вместо керамики кварца и нержавеющей стали.
• Электронагреватели изготавливались на основе провода из фехраля (кантала) или нихрома. Такие нагреватели не способны обеспечить продолжительную работу реакторов. Для питания нагревателей использовался переменный, постоянный или импульсный ток.
• Во всех экспериментах, кроме китайского и экспериментов Хрищановича и Джеффа Морриса, не было предварительного вакуумирования. Давление в реакторе обычно не поднималось выше нескольких бар при температуре 180-200◦C и при дальнейшем нагреве сохранялось на этом уровне или снижалось.
• В большинстве экспериментов использованы контроллеры, поддерживающие задаваемую температуру. Нагрев до рабочей температуры осуществлялся на протяжении нескольких часов.
• Четыре эксперимента для оценки тепловыделения имели специальные калориметры. В остальных экспериментах для оценки тепловыделения применялась методика сопоставления реакторов с топливом и без топлива. Превышение тепловыделения над потребленной электроэнергией лежало в пределах от 1,2 до 2,7.
• Прекращение работы реакторов происходило либо из-за их разрушения, либо по причине завершения рабочего дня там, где была невозможна круглосуточная работа.
• Повышение уровня радиации замечено лишь в экспериментах Джеффа Морриса.

http://www.unconv-science.org/pdf/IJUS-v11-2016.pdf

0

5

http://www.mediana-filter.ru/kh6_11.html

0

6

21 июня произошла мировая сенсация, которая после появления сразу стала запретной. Группа ученых во главе с В. Карабановым, сбежавших из России в Швейцарию, заявила об эпохальном открытии: биологической трансмутации урана и тория.

При помощи этой технологии можно получить любые изотопы. Уже предлагаются ее варианты применения:
1. Превращение ядерных отходов от атомных электростанций в безвредные вещества.
2. Повышение эффективности атомных электростанций в десять раз.
3. Создание портативных источников энергии (размером с батарейку от фонарика), равным по мощности промышленным турбинам.
Имеются и другие перспективы биологической трансмутации.
Действительно ли ученые сделали прорыв в науке?
Почему же молчат СМИ?
Кто запретил распространять информацию об этом событии?

Группу, состоящую из Тамары Сахно и Виктора Курашова возглавляет Владислав Карабанов, публицист и создатель «Агентства русской информации». Трансмутация — превращение одних химических элементов в другие. До сих пор это превращение удавалось только в очень ограниченных количествах на мощных ускорителях, что весьма сложно и дорого.

По словам участников группы, им удалось найти радикально более простой и дешевый способ. Трансмутацию можно провести в биореакторе, грубо говоря, в пробирке, наполненной урановой или ториевой рудой,  а также культурой бактерий рода Thiobacillus на специальной питательной среде. Кроме того, в среду вносятся добавки, содержащие элементы с переменной валентностью. В результате жизнедеятельности бактерий имисинтезируются изотопы элементов, более тяжелых, чем уран. Некоторые из них обладают большой коммерческой ценностью, и стоят в тысячи раз дороже золота, поскольку синтезируются в крайне незначительных количествах (граммы), пользуются большим спросом, активно используемые в медицине, оборудовании для проверки багажа в аэропортах, в промышленности и т.д.

Возможности новой технологии впечатляют – вместо граммов синтезировать килограммы и даже тонны самых дефицитных и дорогих изотопов, включая молибден-99. Объем мирового рынка только медицинских изотопов уже составляет порядка 8 миллиардов долларов, и спрос на них стабильно растет примерно на 5% в год.

Реальность технологии биотрансмутации.
Разумеется, тут встает вопрос – насколько реальна технология биотрансмутации? Хорошо известно, что само понятие «трансмутация» в академической науке имеет определенную, и негативную окраску.

Технология абсолютно реальна. Прежде всего, участниками группы получен патент Российской Федерации RU 2563511C2 (Микробиологический способ трансмутации химических элементов и превращения изотопов химических элементов, 2015).

Как говорится в патенте, «Изобретение относится к области биотехнологии и трансмутации химических элементов. Радиоактивное сырье, содержащее радиоактивные химические элементы или их изотопы, обрабатывают водной суспензией бактерий рода Thiobacillus в присутствии элементов с переменной валентностью. В качестве радиоактивного сырья используют руды или радиоактивные отходы ядерных циклов. Способ ведут с получением полония, радона, франция, радия, актиния, тория, протактиния, урана, нептуния, америция, никеля, марганца, брома, гафния, иттербия, ртути, золота, платины и их изотопов. Изобретение позволяет получать ценные радиоактивные элементы, осуществлять инактивацию ядерных отходов с превращением  радиоактивных изотопов элементов отходов в стабильные изотопы».

Технология достаточно детально описана, прилагаются также данные исследований на конкретном сырье (это были урановые и ториевые руды из разных стран), с указанием штаммов бактерий. В прилагаемых таблицах указаны полученные изотопы, их количество, с разбивкой по дням проводимых экспериментов.

Еще один аргумент в пользу реальности технологии – это наличие авторитетных предшественников. Прежде всего, это работы нашего соотечественника Владимира Ивановича Высоцкого, доктора физико-математических наук, профессора, заведующего кафедрой теоретической радиофизики КНУ им. Т. Г. Шевченко, автора книги «Ядерный синтез и трансмутация изотопов в биологических системах» (2003), переведенной на английский. В ней он не только доказал факт таких процессов, но и показал способ биотехнологической дезактивации опасных радиоактивных загрязнений.

К сожалению, несмотря на всю актуальность и дешевизну, эта технология в Украине не была реализована. Все правительства Украины предпочитали выпрашивать деньги у Евросоюза на строительство еще одного саркофага над Чернобыльской станцией, чем использовать разработки своего соотечественника, позволяющие очистить территорию от опасных изотопов, сняв проблему в принципе. Это тем более досадно, что такая технология позволила бы и переработать ядерные отходы, и создать целую индустрию биотехнологической дезактивации – а это поступления в бюджет, новые рабочие места, международный авторитет государства и многие другие выгоды. Увы, но республика Украина проявила к этой технологии ничуть не больше интереса, чем Россия.

Позитив можно увидеть лишь в том, что Владимиру Ивановичу и его единомышленникам не пришлось бежать из страны, как группе Карабанова, и даже сделать научную карьеру. На сегодняшний день Владимир Иванович Высоцкий – наиболее авторитетный специалист в этой сфере, имеющий ряд последователей (например, Хидео Козима из Японии и его работу «The Nuclear Transmutations (NTs) in Carbon Graphite, XLPE and Microbial Cultures», 2015).

Таким образом, технология биотрансмутации совершенно реальна. Хотя российские ученые не могут претендовать на ее «открытие», несомненной заслугой группы Карабанова является разработка технологии синтеза изотопов «под заказ», ради реализации которой они отважились на драматический шаг – покинуть Россию, поняв, что их разработки не имеют шансов на внедрение.

«То, что делается в России, ничем хорошим не заканчивается, потому и было принято решение уезжать», сказал Вячеслав Карабанов. При этом он подчеркнул, что еще не вполне понимает все возможности, которые открывает новая технология, однако некоторые он готов назвать уже сейчас.

История открытия и вопрос приоритета.
Теория биологической трансмутации имеет более чем двухвековую историю. В 20м веке она  активно развивалась выдающимся французским ученым Луи Кервраном (Corentin Louis Kervran, 1901-1983), автором книги «Доводы в биологии трансмутации при слабых энергиях» («Preuves en Biologie de Transmutations a Faible Energie»), и ряда других, вышедших в 1960-1980 годы. Л.Кервран занимал высокие руководящие посты, и обладал уникальным для своего времени образованием — одновременно биологом и ядерщиком. В Википедии о нем есть статья с библиографией и указанием, что «трансмутация не соответствует известным нам законам природы».

Наиболее подробный исторический обзор теории биотрансмутации подготовил Жан-Поль Бибериан, шеф-редактор «Journal of condensed matter nuclear science», в работе «Biological Transmutations: Historical Perspective» (2012).

По его мнению, претендовать на звание первооткрывателя трансмутации в биологических объектах может не только французский химик 18 века Воклен, но и Альбрехт фон Герзеле (Albrecht Von Herzeele), немецкий фармацевт 19-века, который провел более 500 экспериментов. Труды фон Герзеле так возмутили научную общественность того времени, что его книги убрали из всех библиотек, и лишь в 1930-х в Берлине доктором Рудольфом Хаушка они были найдены и «переоткрыты».

Таким образом, несмотря на то, что российские ученые из группы Карабанова добились впечатляющих результатов, а также проявили большую решимость, покинув Россию, публично заявив о невозможности продвигать передовые технологии у себя на родине, открытия они не совершили. «Отцами» биотрансмутации следует признать Воклена и Альбрехта фон Герзеле.

Механизм трансмутации и связь с LENR.
Завершая свой исторический обзор, Жан-Поль Бибериан приходит к выводу, что связь между трансмутацией элементов в живой природе и LENR (холодным ядерным синтезом) вполне очевидна. Оба явления не признаются академической наукой, свято верящей в непреодолимость кулонова барьера, и оба направления развиваются, в основном, усилиями ученых, находящихся вне научного мейнстрима. И хотя эти направления не требуют значительных капиталовложений, и имеют прекрасные перспективы, наука их не признает, что совершенно непростительно.

Хотя общепризнанной теории пока нет, отдельные ученые выдвинули свои гипотезы.

«Нам удалось найти теоретическое объяснение этому феномену. В процессе роста биологической культуры этот рост идет неоднородно, в отдельных участках образуются потенциальные «ямы», в которых на короткое время снимается кулоновский барьер, препятствующий слиянию ядра атома и протона. Это тот же самый ядерный эффект, используемый Андреа Росси в своем аппарате Е-САТ. Только у Росси происходит слияние ядра атома никеля и водорода, а здесь — ядра марганца и дейтерия. Каркас растущей биологической структуры формирует такие состояния, при которых возможны ядерные реакции. Это не мистический, не алхимический процесс, а вполне реальный, зафиксированный в наших экспериментах». (В.И.Высоцкий, в интервью «Ядерный реактор в живой клетке?» 2014,http://www.facepla.net/extreme-science-menu/4398-anatolij-lemysh.html)

Хидео Козима предлагает свое объяснение на основе анализа ячеечных регулярных структур в организме. «Тела растений или животных, состоят из клеток…  Тепловые нейтроны, которых на земле много, могут задерживаться в живых организмах … Захваченный нейтрон взаимодействует с элементами, такая ядерная трансмутация, как Na → Mg, P → S, K → Ca и Mn → Fe легко объясняется ядерными реакциями, где происходит захват нейтронов и последовательный бета-распад». (geocities.jp/hjrfq930/Papers/paperf/paperf08.pdf

Возможности биотрансмутации.
Первое направление – это энергетика. Например, одна из таких возможностей – это получение актиния-227, исключительно ценного изотопа, который позволяет раз в десять повысить отдачу атомных электростанций (поскольку современные технологии позволяют получить лишь 5-10, максимум 20% энергии, которую способна выделить сборка с ядерным топливом). Как подсказывает Википедия, «в силу высокого удельного энерговыделения (14,5 Вт/г) и возможности получения значительных количеств термически устойчивых соединений Ac -227 может использоваться для создания термоэлектрических генераторов длительного действия (в том числе пригодных для космических целей)». Стоимость актиния-227 огромна, составляя миллионы долларов за грамм.

Из-за его исключительной редкости актиний не добывают, а синтезируют в микроскопических количествах, облучая нейтронами нуклид радия-226. Преимущества этого изотопа актиния в том, что он излучает сравнительно мало рентгеновского излучения. Кроме того, у актинидов огромный энергетический потенциал: 300 килограммов актинидов содержат энергии столько же, сколько годовой объем добычи человечеством нефти и газа. При этом актиний работает веками, и не загрязняет атмосферу так, как нефть и газ.

Учитывая коммерческие перспективы этого направления, неудивительно, что участники группы Карабанова взяли себе название «Актиниды». Биосинтез всего нескольких граммов актиния с лихвой окупит затраты на организацию лаборатории.

Еще одна возможность – получение изотопов для ядерных батарей. Сейчас они используются только в космической технике. Например, миниатюрные батареи на полонии способны десятилетиями генерировать киловаттные объемы энергии. Распространение их сдерживается крайне высокой стоимостью, сложностью и экологической опасностью нынешних технологий получения необходимых изотопов. Однако если бы проблему получения изотопов удалось решить, то это позволило бы реализовать системы централизованного отопления, получающие энергию от компактной ядерной установки.

Второе направление – переработка ядерных отходов и дезактивация загрязненных территорий. Отходы заливаются культурой радиоустойчивых микроорганизмов, и спустя какое-то время преобразуются ими в неопасные соединения. В мире уже скопилось 3-5 миллионов тонн радиоактивных отходов, которые новая технология позволяет переработать. Дезактивация радиоактивных отходов это превращение стронция в цирконий, цезия в барий и так далее. Это в значительной мере обезопасит традиционную ядерную энергетику.

Третье направление – радиационная медицина. Медицина использует порядка 40 различных изотопов, в числе наиболее часто используемых – быстро распадающиеся технеций-99 и стронций-92. Эти изотопы пользуются на Западе огромным спросом и стоят крайне дорого, что сдерживает развитие ядерной медицины, но все же не может ее остановить.

Четвертое направление – военное. Технология позволяет создать мощные, и при этом портативные источники энергии, способные запитать боевые лазеры, и сделать их значительно более мощными. Даже если бы новая технология ограничивалась только этим аспектом, то она уже представляла бы огромный интерес, поскольку способна изменить баланс стратегических сил на планете. Однако она позволяет не только создавать компактные и мощные источники питания, но и новые типы ядерного оружия.

Пятое направление — биосинтез драгоценных металлов. Хотя организаторы пресс-конференции этого напрямую не заявляли, эта возможность логически следует, и, возможно, может стать для группы Карабанова «вариантом Б».

Таким образом, технология биотрансмутации, позволяющая быстро и очень дешево получать различные типы изотопов и химических элементов практически «под заказ», обладает множеством применений и мощным «закрывающим» (по отношению к уже существующим технологиям), потенциалом

0


Вы здесь » Место силы » Практика СЕ » Холодный ядерный синтез